Hogwarts|One moment to step up

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Hogwarts|One moment to step up » Вне игры » Я рок-звезда! Идите на! (с)


Я рок-звезда! Идите на! (с)

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Название темы:
Я рок-звезда! Идите на! (с)
2. Действующие лица:
Sirius Black (Рок-певец), Daphne Greengrass (фанатка)
3. Время/место действия
альтернативная реальность. вечер. июнь месяц. 2012 год
4. Краткий сюжет
Какая фанатка не жаждет познакомиться с кумиром? Вот и ей перепало. Сейчас ее главная задача: произвести на него неизгладимое впечатление. Интересно, каким оно будет?

0

2

Помню, последний раз на концертах я была, когда мне было лет шестнадцать. Тогда у меня был парень, который собрал свою группу, а затем начал прививать мне любовь к року. Слишком долго я сопротивлялась, но в конце-концов сдалась, когда послушала Nirvana. Курт Кобейн вскружил мне голову как своим голосом, так и внешне, ведь я обожала блондинов с голубыми глазами. Постепенно скромная и милая девочка начала превращаться в сорванца. Это нравилось тому, кто был со мной, это нравилось мне.
Но время идет. Четыре года спустя моя сестра достала билеты на мою самую любимую группу, плюс там обещали пресс-конференцию с участниками банды. Я сразу запаслась ручкой, блокнотиком и их фотографиями. Эмоции на пределе, в голове уже их образ, как они дают концерт с фейерверками и красивым шоу. А вокруг пока еще мнимая толпа и шум из криков и громкой музыки. От этого меня отвлекла моя подруга, подталкивая меня к выходу из дома и говоря что-то позади:
- Да шевелись ты! А то своего милашку упустишь!
Я подчинялась этому давлению, уже окрыленная спеша на встречу со своей мечтой. По дороге я думала о том, во что они будут одеты, как будут стоять на сцене и какие песни из своего репертуара исполнят. Я очень надеялась на "Lie to me" и "Already over", а остальные как дополнение, ибо именно эти две композиции заставляют мою душу трепетать от счастья, разум затуманивается, и я чувствую некую свободу и счастье, обретаемое постепенно. Эти песни вселяли в меня какую-то веру и надежду, хотя это так глупо, ведь это всего лишь какой-то рок. Раньше я вообще слушала попсу или ретро, даже рэп иногда проскальзывал в моих плей-листах, а сейчас я просто не могу представить себе то, как я прожила бы без рока. Ну, это всего лишь слова.
Когда мы пришли, то увидели, что народу слишком много, даже очень много, я бы сказала. Кто-то слева уже вспоминал все песни этих ребят, кто-то уже готовил плакаты и какие-то другие атрибуты для поддержания любимых исполнителей, а кто-то заранее готовился к встрече с ними: фотоаппараты наготове, маркеры и блокноты тоже. Некоторые были в их футболках, а вот я как-то прогадала с этим, о чем каюсь. Пробравшись не без труда в самое начало, к сцене (у нас были самые дорогие билеты, поэтому таковы привилегии), мы стали оглядывать ее, точнее ту часть, которую могли увидеть с нашим-то небольшим ростиком.
- Жаль, что мы без знакомых парней, так бы посадили на плечи и было бы шикарно, - шепнула мне на ухо подруга.
- Ага! А потом отвязаться от них не сможешь, глупая моя. Сама вспомни прошлый концерт. М? - напомнила ей я, сделав движение вверх правой бровью.
Я увидела, что она поняла и вспомнила тот день, чему была рада. И наконец-то я услышала знакомый голос и мелодию любимой песни - это были они, это были мои рыцари в рокерских доспехах. Весь концерт прошел на одном дыхании, словно была я здесь всего лишь несколько минут. Но следом была конференция, на которую я бросилась сломя голову. Оказавшись в рядах первых, я с нетерпеньем ждала, когда можно будет подойти к их столу. И вот, наконец-то мой выход. Мне дали разрешение, что я могу пройти дальше, к нему! Колени стали подкашиваться, руки тряслись (я даже чуть ручку с блокнотом не выронила из рук). Дойдя до конца, я остановилась и, мило улыбнувшись, пролепетала:
- Я так восхищаюсь вашими талантами, ребята. Вы просто самые замечательные, которых я когда-либо видела! Можно все автографы? Пожалуйста-а-а. В блокнотике и на фотографии.
Отдав все, я стала наблюдать за их движениями, манере расписываться, засмотрелась на улыбку того, кто мне больше всех нравился, и к кому я ближе всех стояла.

+1

3

Очередной концерт, толпы благодарных поклонников и фанатов, как адекватных, так и безбашенных... У кого-то это входит в привычку, кого-то начинает раздражать, кому-то кажется каждодневной рутиной. Я же считаю, что к таким вещам привыкнуть нельзя. Для меня каждый концерт как новое рождение. Дело не в том, что это самые первые мои концерты, напротив, группа успешно гастролирует несколько лет. Просто я впитываю эмоции зала как губка, как чёртов наркоман. Не могу без концертов долго, каждое выступление на сцене — словно глоток воздуха. Не потому, что мне важно покрасоваться на возвышении, а потому, что слова и музыка рвутся из меня, и если не делиться ими с другими, боюсь, они меня разорвут изнутри. Так и вижу: огромный взрыв, кровь, мясо, кишки... Перепуганные люди, лениво скучающие журналюги, шепоток по толпе: «Что, что случилось? Ну, этот, знаете... Которой тот, долбанутый рокер... Ну вот, его подорвали, или сам подорвался, никто так и не понял». Да, забавные картинки порой проносятся в моём мозгу, этого не отнять. Но мы не о том.
Итак, снова концерт. Дикий, безудержный шквал человеческий эмоций и тепла, боги, как бы я жил без этих выплесков? Снова и снова слышу свой голос со стороны, как чужой, и приходит странное азартное упоение. Ведь каждый, абсолютнно каждый может слышать, что со мной происходит, как меняется голос, как от одной песни меня корёжит, как режут слова по едва-едва заросшей ране, как от другой становится легко, и как третья заставляет жить и верить. Ведь слышат! Только кто поймёт? Кто знает меня настолько, чтобы по интонации прочесть, что творится где-то глубоко?... Даже мои ребята, вся наша хулиганская банда не понимеат порой самого главного, я уверен... А впрочем, что с того? И снова я пою вместе с фанатами, и их голосов не хватает, что заглушить мой союз с микрофоном.
Люблю наблюдать за залом, особенно на двух особенных песнях, «Lie to me» и «Already over». О них всегда отзывались, как о дающих надежду и очень светлых, и, наверное, ни для кого, кроме меня, в этих композициях не было второго дна. Горького, острого. Зачем я пишу такие вещи, которые причиняют мне боль? Чтобы одолеть её, не загонять под кожу, а выплёскивать и вычерпывать по капле, трансформируя свой вой на луну в надежду для других.
И, чёрт возьми... В этот раз мне на глаза постоянно попадалась светловолосая девушка, сколько я ни старался отводить от неё взгляд, она каким-то мистическим образом вдруг снова оказывалась перед моими глазами. Я видел её восторг и нетерпение, видел, как лихорадочно блестели глаза и как раскраснелись щёки. Такие характерные черты фанатов, которые не просто слушают, а слышат и пропускают музыку сквозь себя. И ещё одно. Я был уверен: она понимает. Единственная из зала, она будто знала, что я чувствую, интуитивно догадывалась, сама того не осознавая! Эти две композиции, как и всех, заставляли её верить в лучшее, но в тоже время она, кажется, видела, что побудило меня... Да нет, быть того не может! Мне лишь показалось.
После концерта мы, уставшие, вспотевшие, но счастливые, готовились к пресс-конференции. Люк по обыкновению хлестал воду, аки верблюд, решивший вылакать несколько литров про запас, Маки на всю комнату рассказывал про очередную толпу фанаточек, так активно жестикулируя, что умудрился сбить бутылку Люка, окатив и себя, и его водой... Завязалась небольшая потасовка, мы с Эрни едва растащили этих идиотов. Дело не в серьёзности драки — я вообще не помню, чтобы они когда-то серьёзно дрались, — а в том, что ребятам жутко нравилось дурачиться. Словом, первый фанат, явившийся за автографами, узрел следующую картину: лохматые и мокрые кумиры укуренно ржут, и между Маки и Люком происходит диалог:
— Мы ещё решим этот вопрос по-мужски!
— Пинг-понг?
— Замётано!

Словом, веселые у меня товарищи. Фанат, а это был именно парень, оценил и пообещал угостить пивом.
Подписывая фотографии, какие-то листочки и прочую бумажную шелуху, я всё никак не мог забыть про ту девушку, и каждый раз ждал, что зайдёт именно она. Не то, чтобы я особо верил, что она явится, ведь никто не давал гарантии, что ей вообще это надо, но... то ли интуиция выла пожарной сиреной, то ли я просто хотел в это верить, не знаю.
...Выходит очередной парень, заходит следующий... ошибочка вышла. Следующая. Я едва не поперхнулся водой, которую отпивал в этот момент, аки в дешевой комедии.
— Можно, — кивнул я в ответ. Маки удивлённо покосился в мою сторону, но ничего не сказал. Уловил, собака, даже по короткому слову услышал, что голос прозвучал хрипло.
— А кому подписывать-то? Представьтесь, девушка, — лениво попросил Эрни. Он, кажется, ничего не заметил.
— Спасибо за тёплые слова,
— с улыбкой вклинился я, поняв, что уже в состоянии нормально говорить, — не знаю как они, — небрежно-нахальный кивок в сторону моих оболтусов, — а я польщён. Видно, давно нас слушаете?
Не сказать, что в этот момент у меня появилась жизненная цель или что-то ещё, просто само появление этой девушки стало для меня неожиданностью. В тот момент, когда я уже твёрдо сказал себе, что мне показалось и что она не придёт... вот, пожалуйста. Коварные всё-таки существа — женщины.

+1

4

Не понимаю, почему коленки так подкашиваются, ведь подобного раньше никогда не было, но я пыталась не подавать виду, что как-то слишком сильно волнуюсь. Это мое затянутое представление накатывало бурю эмоций на толпу позади. Кто-то уже кричал, что я задерживаю, кто вовсе уходил. Но почему уходить? Какой смысл тогда было ждать? Но это уже не важно, ведь я-то пользуюсь моментом, к тому же они еще меня не гонят в шею, что уже какой-то знак. Хотя, зачем я искала знаки там, где не надо их искать?
- Нэнси, меня зовут Нэнси, - скромно произнесла я, не секунду глянув на остальных, а затем резко переместила свой взгляд на солиста. – Вы уже полгода как существовали, и меня познакомила с вашим творчеством подруга. Она ди-джеем работает на радиостанции: там и узнала о вас.
Что-то теплое пробежалось  по всему телу с ног до головы, но я не понимала, что это, просто было ужасно приятно. Хотелось сейчас просто сесть рядом с ними и долго любоваться, а желательно, чтобы еще спели мне и только мне. Как в самых романтических фильмах. Но где рок и где романтика? Небо и земля.
Когда они ставили чистые автографы в блокнот, то все словно замедлялось. Я рассматривала каждое движение руки и как они по-своему вырисовывали интересные завитушки и загогулины на бумаге. Кто-то расписывался так широко, что аж издалека увидишь, а другие расписывались ровно и вместительно, как-то каллиграфически. Это было так забавно – наблюдать с идиотской улыбкой на лице за появлением росписей на бумаге.
Вдруг раздался телефонный звонок – это была моя подруга. Я не ожидала, что она сейчас позвонит, да и в толпе, когда обернулась, ее не увидела.
- Ты где? – поинтересовалась я.
- В кафе неподалеку, давай быстрее ко мне уже – я есть хочу.
- Хорошо,  сейчас буду. Жди.
Неожиданно в голове завертелся один вопрос, который я хотела задать им уже давно, еще в разделе «задай вопрос солисту» на фан-странице. Но то ли смелости не хватило, то ли ждала момент, вот именно этот с личным общением. Я подошла вплотную к столу, держась за него слегка правой рукой и спросила:
- А вы к нам еще когда-нибудь приедете? Просто в душе есть надежда, что снова вас увижу, но вы уже будете или с новым составом, или с новым альбомом, или с тем и другим.
Надо мной снова загорелся луч надежды, заиграла какая-то нарастающая музыка в голове, вещая об ответе парней. Ужасно хотелось положительного ответа, даже больше, чем когда-либо и от кого-либо. Неловко взмахнув волосами, ибо они уже лезли в лицо, я не удержалась и, словно опьяневшая, откачнулась в сторону.
- Ой, тьфу, - попыталась я вернуться на прежнее место, убирая с лица волосы, - как-то неловко вышло.
Я чувствовала этот негативный напор толпы, ведь время было ограничено, а желающих получило автограф – очередь до соседнего магазина в ста метрах. Как-то неудобно было с одной стороны, а с другой я наслаждалась тем, что меня тут держат намного дольше, чем остальных. Во мне просыпалась некая гордость, да и самооценка резко возрастала. Из-за этого я почувствовала странную уверенность в своих силах и спросила то, чего спрашивать не стоило:
- А почему Вы расстались с той солисткой молодежной группы, - но тут же резко осеклась и, забирая пока еще лишь подписанный блокнот, закончила, - простите, это не тактично с моей стороны такое спрашивать. Но, Вы же знаете, ведь мы фанаты – нам интересно все до мелочей. Даже, например, какие плавки на каждом из вас. У басиста мы уже успели увидеть.
Засмущавшись, я посмеялась в кулак, но тут же обратно вернула взгляд на солиста. «И почему я вечно на него, как дура, таращусь?» Эта мысль не выходила у меня из головы.
Дожидаясь, когда все подпишут фотографию, я все чаще стала посматривать на  негодующую толпу, поэтому мне хотелось как можно скорее уже убежать. А то потом поймают и убьют за то, что не успели взять автографы.
- Меня убьют остальные ваши фанаты за то, что я отвлекаю вас своей персоной, - смотря в пол и смеясь, произнесла я, - тогда запишите в честь меня песню?
Снова стало как-то легко, но отчего?

+1

5

Девушка назвалась, пояснив и про время, которое она мысленно провела с нами. Внутри потеплело. Редко, на самом деле редко попадаются фанаты, которые слушали тебя с самого начала. Основная масса подтягивается после раскрутки.
«Thank you, Nancy» — вывел я и оставил размашистую роспись на кадре, где я запечатлен в профиль — весь такой сурьёзный, брутальный, с микрофончиком. Вряд ли она поймёт, за что, да и я сам толком не мог бы выразить. Пусть думает, что за долгое прослушивание, но на самом деле тут ещё был замешан тот её странный взгляд во время концерта, по-особенному понимающий. Когда не подписанные фотографии подходили к концу, у неё зазвонил телефон. Нэнси кто-то ждал, наверное, подруга... или молодой человек. Эта мысль пронеслась с какой-то мимолётной обидой, но я тут же о ней забыл: у девушки были ещё вопросы.
— Приедем, куда ж мы денемся. Непременно с альбомом.
— А чем это вам нынешний состав не нравится? — ревниво спросил Маки, слегка задетый, что «с кем-нибудь там ещё» ждут не его, а меня. Он у нас немного честолюбив.
После забавно-нелепого отклонения девушки я лишь улыбнулся:
— Всё хорошо.
И тут же милое создание, видно, решило убить меня с одного удара.
— Потому что дура она, — коротко и достаточно грубо (хотя грубость все-таки была больше в сторону бывшей; наверняка услышат репортёры, очередная вкусняшка прессе...) ответил я. Настроение как-то сразу скатилось. Терпеть не могу, когда фанаты говорят о моей личной жизни. Какое вам, чёрт дери, дело?
Услышав о трусах басиста, Люк весело фыркнул:
— Где это вы видели мои трусы? Я слишком выпендривался на сцене?..
Однако долго сердиться на девушку я не мог. Она нет-нет да глянет на меня украдкой, ну как тут можно что-то плохое думать? Особенно если учесть, что очень уж такое её поведение напоминало моё собственное на концерте. Женщины!..
— Непременно запишу, — рассмеялся я, удивленный. Это была не столько наглость, сколько детская непосредственность, — а убить да, они могут....А знаете что? У меня есть план, — склонившись к ней, тихо шепнул я. Меня охватило азартное возбуждение, словно какого-то подростка перед очередной выходкой. Я едва заметно лукаво подмигнул девушке, и вдруг сдавленно охнул, пошатнувшись, и едва не упал, чудом удержавшись за стол. Ребята выглядели сбитыми с толку и несколько перепуганными. Быстрее всех разобрался, в чём дело, сообразительный Эрни.
— Чёртова жара! Говорил я ему, не напяливай ты эту дурацкую куртку, — громко проворчал он. Всё-таки мы до сих пор мальчишки, готовые выгородить друг друга. Он стащил объект осуждения с моих плеч, после чего вручил мне бутылку с водой, и, просительно оглянувшись, будто случайно наткнулся взглядом на Нэнси; лицо его очень натурально просветлело.
— О! Девушка! Выведите его, пожалуйста, на свежий воздух. Жара, нервы... Если отлучится кто-то ещё, фанаты нас порвут, — извиняющимся тоном проговорил он. Вот же сукин сын, какой актёр... Всегда им восхищался в этом аспекте. И зачем ему музыка с такими-то данными?
Опираясь на девушку, я протащился к выходу, всем своим видом показывая, что дело  в общем-то плохо, но не то, чтобы очень катастрофично.
— Успокойтесь, господа и дамы! Солисту стало плохо, он проветрится и может быть вернётся. Эй, пропустите солиста! Не видите, что человеку плохо?! Нет, скорую не надо, так оправится. Точно. Уверен, да. Всё хорошо.
Мои верные ребята усмиряли толпу, за что я был им благодарен. Менеджер, конечно, устроит разбор полётов и будет долго ругаться, но в глубине души останется довольным: группе вроде нашей не помешает повод для сплетен. Тот факт, что участника группы, которому вдруг стало плохо, вывела под ручку красивая девушка, чем плох для загадочных споров и перешёптываний?
Убедившись, что мы выбрались из зоны видимости, я выпрямился и перестал давить своим весом на девушку, как бы между прочим завернув в  гримёрку.
— Я сейчас, совсем быстро, — одним движением стянул промокшую от пота футболку, напяливая первую попавшуюся, которую нашёл на полке, после чего умылся прохладной водой и повернулся к спутнице.
— Кажется, вы куда-то собирались... Не смею вас больше задерживать здесь, но возможно вы не будете против, если я составлю вам компанию? Впрочем, пойму, если ответом будет «против»: личные дела бывают разного рода, — будто только что никакого спектакля и не было, обыденно произнёс я, стараясь ничуть не подавать виду, что ответ меня хоть сколько-нибудь волнует. Удавалось мне это плохо: растрёпанные волосы весело топорщились, глаза лихорадочно блестели, да и вместе со своей курткой, на которой красовались нашивки, наклёпки и прочая заманчиво-блестящая дрянь, на которую я так падок, я лишился львиной доли обыденной брутальности своего образа. Да ещё и футболка оказалась с милейшим пушистым существом, напоминающим клубок шерсти для вязания. Чёртов Твист! Я же говорил ему не складывать свои дурацкие футболки на мою полку, потому что я не сразу замечаю: размер-то одинаковый... Вот и выходит конфуз. Переодеваться снова поздно. Ну да ладно, сойдёт. Чего это я испереживался? Подумаешь, фанатка... вот возьму по-тихому у гримёра карандаш и подрисую себе нос и усы. Кстати, почему нет? И, повинуясь очередному дурацкому порыву, я стащил чёрный косметический карандаш из запасов гримёра, и пристроившись у зеркала, подрисовал кошачий нос и короткие кошачьи же усы.
— Мне идёт? — невозмутимо спросил у девушки. Хорошо хоть, что гладко выбрился с утра, а то с щетиной это бы смотрелось ещё убойнее. Как знал...

+1


Вы здесь » Hogwarts|One moment to step up » Вне игры » Я рок-звезда! Идите на! (с)